PEOPLE MAKE THE DIFFERENCE

РАСИМА ТЕМЕРБАЕВА: БОЛЬШЕ ЧЕМ БЕСПЛАТНЫЕ ОБЕДЫ

«Это сейчас я научилась общаться с журналистами (смеется Расима), в первый день выдачи обедов я всех разогнала! Они меня раздражали своими странными вопросами, любопытством. Все старики разбежались от страха и смущения, а мы не могли выдать обеды. На дворе стоял октябрь, было холодно, мы не могли сделать свою работу. Я разозлилась и как гаркнула на журналистов! А потом пришлось мириться со всеми…» - вот так начинался проект Расимы Темербаевой «Бесплатные обеды» в 2015 году.

Светлая и чистая и простоя в убранстве кухня. У стены стоит морозильник, за ним – холодильник, в центре большой длинный стол, в углу на огне огромный казан. Расима уже приготовила еду, сегодняшнее блюдо – макароны с подливкой, куриный суп, яйцо и хлеб. К нашему приезду она без спешки и ловко занималась расфасовкой обедов на 100 порций.

 

Проект новый не только с точки зрения концепции социальных проектов, но и совершенно непонятный для большинства людей. Без громких слов, без обвинений и обид собралась группа людей, которые просто сделали и запустили. Не разовую акцию, как у нас принято, а ежедневную работу, взяв на себя миссию сделать этот мир чуточку лучше, увеличив сферу влияния и ответственности.

Зачем кого-то обвинять, никто никому ничего не должен ведь в этой жизни.

– Не люблю, когда в постах люди начинают обвинять государство, акимат, я пресекаю эти действия, потому что мы созданы для того чтобы помогать, а не обвинять. Зачем кого-то обвинять, никто никому ничего не должен ведь в этой жизни. Хочу помогать, могу помогать, делаю это, – делится Расима. – Вчера девушка написала под моим постом, что не может радоваться за проект, зная сколько у нас голодающих людей. Ну а что теперь? Помогаем настолько, насколько можем, не сидим сложа руки. Изначально целью было накормить стариков, приготовить им обеды, чтобы они на сэкономленную сумму могли что-то другое себе купить: шоколадку внукам, лекарства. Сейчас же это стало больше, чем просто обеды, пенсионеры приходят за социализацией, а это им необходимо. Проект создавался не только для пенсионеров, но и для малоимущих, в том числе студентов. Он и до сих пор продолжается для тех, кто не может себе позволить горячие обеды. Студенты должны предоставить справку, что они из многодетной семьи, старики все приходят с пенсионным удостоверением, в обязательном порядке прошу пометки о размере пенсии. И у нас действует одно правило: пьяным людям мы обеды не раздаем. Потому что я уверена, что если у человека есть возможность выпить, значит он должен уметь о себе позаботиться.

– В какой момент своей жизни вы решили менять окружающий мир к лучшему?

– Было время, когда я работала в продуктовом магазинчике в одном неблагоприятном районе. В продовольствии я ранее никогда не работала и не могла понять, откуда идёт прибыль. Как выяснилось, хозяева накручивают в среднем по 20% от себестоимости товара. Поскольку район был не из лучших, среди покупателей были пьющие люди, которые приходили за дешёвой водкой, вином. Посмотрев на всё это, я ввела для них новое правило: придёшь чистый, трезвый, помытый, без запаха – получишь 10% скидки. Заявишься неопрятный, с запахом, выпивший – в магазин не зайдёшь. Мой сын наблюдал за этим и не мог понять, почему я так делаю. Но постепенно и он, и я стали замечать, как люди начали меняться. Пять лет я работала с такой категорией, наблюдала за ними, влияла на них. И спустя время многие из них стали приходить с большими букетами цветов, красивые, здоровые на вид, а я их не узнавала. Но было чертовски приятно, что я им смогла помочь.

Помню, был один мужчина, который регулярно пил, а когда уходил от жены, жил в люке. Спустя какое-то время он исчез из моего поля зрения. На улице ко мне подъехала машина, из нее выходит ухоженный мужчина в дорогой красивой одежде, здоровается со мной, а я его не могу узнать. Он мне говорит: «Да ты что, это же я! Ты – единственный человек в мире, который сказал мне доброе слово, который поверил в меня!» Да, в том магазинчике я установила достаточно жёсткие правила, кто менялся – тот менялся. Кто не хотел – оставался в прежней жизни, продолжал пить.

К этому я пришла, думаю, из-за своего образования, всё-таки психолог, чтобы практику не терять! Миссию я себе большую поставила, если честно, я не задумывалась никогда, я и сейчас не задумываюсь что я делаю, просто делаю. Одна женщина мне как-то сказала: «Я вас знаю, я вас помню». Я смотрю на неё, и не могу понять. На что она мне: «А вы, наверное, вообще не можете осознать в полной мере, что вы делаете! Ведь вы меняете мир вокруг себя!» Я смотрю на неё и действительно до конца так и не понимаю, не отслеживаю и не осознаю, что я на самом деле создаю.

Когда не ждёшь благодарности от своих действий – это благотворительность, как только начинаешь ждать благодарности и ответной реакции – это уже коммерция.

Когда человек ждёт благодарности, включаясь в наш проект, он долго здесь не задерживается, потому что в конечном итоге не понимает, что мы все здесь делаем. Если человек занимается благотворительностью, он это делает, используя свою силу, идет от своей доброты, от своих понятий. И почему при этом он должен противостоять обществу и доказывать, что он из добрых побуждений? Я не собираюсь этого делать. Кто-то у меня даже спрашивал: «Это пиар?» Да-да, это пиар, вставай рядом, будем пиариться вместе! Начинали с 20 обедов, на чем тут пиариться? Что мы тут своруем? Это был шок, конечно, но сейчас я уже привыкла. Это был как тренинг для меня, наверное.

Фаина Раневская классно подметила: «Лучше быть хорошим человеком, ругающимся матом, чем тихой воспитанной тварью». Я на 8 марта выставила фотографию с сигаретой, на что мне стали писать блюстители порядка: «Что это такое? Удали это срочно!» На что я отвечаю: «Народ, я – обычный человек, да, я курю, это мой грешок. Иногда ругаюсь. Я совершенно обычный человек, не идеальный. Ну покажите мне идеального человека, нет никого идеального! Мы ведь не приходим в этот мир, чтобы оправдать чужие ожидания!»

Честно говоря, я не понимаю, когда идёт осуждение со стороны общества тех людей, которые двигают какие-то социальные проекты. Если я вижу в социальных сетях какие-то инициативы, я так радуюсь, что мне хочется встретить этого человека и обнять его! Потому что он меняет общество. И у меня даже не хватит ума спросить у него: с кем ты живёшь, на что ты живёшь, для чего ты это делаешь. Я даже не подозревала, что людей могут интересовать такие вопросы личного характера. Сейчас я просто перестала обращать на это внимание. А смысл нервничать?

В прошлом году я ещё обижалась на какие-то фразы, каверзные вопросы. В этом году я стала жёстче. Наверное, после того перерыва, во время которого я 200 килограммов пельменей налепила, чтобы сохранить бюджет на кухню. Я лепила их круглосуточно и у меня получилось заработать деньги на аренду кухни. Я, конечно, слегла после такой нагрузки, но зато я сохранила кухню. Иногда хочется поплакать, когда мне совсем бывает грустно, я беру свою статуэтку «Алтын Журек», глажу её, смотрю на неё, вспоминаю все эмоции, которые я пережила, вспоминаю всех людей, которые меня поддерживают. Мне становится легче.

– Тяжелые времена тоже случаются? Какой был самый сложный период в проекте?

– Прошлогодней весной поступлений было мало, продуктов тоже оставалось на два дня и посуды на два дня. По 2-3 килограмма круп, макарон, курица оставалась. Когда не было поступлений, я старикам сообщила, что приостанавливаю проект.

Помню, несколько дней собиралась и дрожащей рукой не могла написать объявление о том, что проект временно будет приостановлен.

Боялась их реакции, но они поддержали. Как-то по-доброму сказали: «Ничего страшного, мы знаем, что ты к нам вернёшься». Потом месяц отсрочки, потом ещё две недели, и 29 мая мы запустились снова. Тогда на ТВ вышел сюжет и нашелся один добрый человек, который внёс свой вклад. В это же время подключились и другие люди, привезли мясо, тогда был Курбан айт, и мне удалось сделать запасы. Как-то держимся.

Другая сложность – восприятие людей. До сих пор находятся пожилые люди, которые с претензией относятся к проекту «Бесплатные обеды». Если разобрать по полочкам психологическую ситуацию, этому человеку поговорить не с кем, вот такими скандалами, своим некорректным поведением они привлекают к себе внимание. Если разобрать по Фрейду, то для них я – мама, их кормилица. И они как в многодетной семье хотят привлечь к себе внимание. Кто-то ведь дерётся, а кто-то, наоборот, демонстрирует очень примерное поведение. Не зря же говорят, что старики в возрасте часто впадают в детское поведение. Да, бывает всякое, и ругаемся, и порой выпускаем, но в итоге миримся, обнимаемся и снова любим друг друга.

– Проекту уже скоро три года, за плечами большой опыт и награда в премии «Алтын Журек», это дорогого стоит! Что дальше?

– Вторую точку открываем в апреле. Нашелся добрый человек, спасибо ему, помог нам с кондиционерами, обогревателями. На второй кухне будем готовить обеды ещё на 100 человек. Буду нанимать уже людей через центр занятости населения. Сейчас будем складское помещение оборудовать, я обратилась к волонтерам, чтобы помогли мне со стеллажами. Так будет гораздо проще. Ещё морозильники нужны будут. Цены растут на глазах каждый день. Ну и продукты нужны всегда. В декабре прошлого года зарегистрировала свой фонд «Rasima FoodBank Kazakhstan» – это международная практика во всём мире, относится к социальному предпринимательству. Проект будет очень динамичный, у нас же такого нет в Казахстане, и раньше я боялась начинать, а сейчас уже нет.

У меня появилась какая-то внутренняя сила, и этот страх, что не получится, за два с половиной года превратился в стремление действовать.

Весь наш опыт, учитывая все ошибки, которые у нас были, все это вкупе должно дать хорошую динамику. Фонд уже обрастает командой, скоро я смогу платить зарплату помощникам, а пока я сама работаю за обед и тоже хочу зарплату (смеется). Тяжело. Но это временно. По кухне уже помощники есть, если ещё найдётся человек, который мне будет по душе, с которым мы сработаемся, я с удовольствием возьму себе личного помощника, потому что со многими вещами я уже не справляюсь физически, не успеваю. Вдох – выдох и, и продолжаем жить дальше.

С хлебом не рассчитала сегодня, меньше взяла. Но ничего страшного, уж хлеб-то они смогут себе купить, – закончила Расима свой рассказ.

К этому времени приехал водитель, тоже волонтер, загрузили 100 порций обеда в машину и повезли в место выдачи. Там к 16:00 каждый день собираются пожилые люди. Кто-то прячется, увидев камеры, не дай Бог, узнает кто-то из близких, а кто-то, наоборот, начинает хвалить Расиму за её человечность и милосердие. Только сама Расима до сих пор не осознаетв полной мере, что своим примером и проектом создаёт гораздо больше, чем просто кормит стариков.

Ответить

Your email address will not be published.