PEOPLE MAKE THE DIFFERENCE

«REPAS»: “Мы создаем искусство на улицах Алматы”

Дмитрий Мусихин, творящий под псевдонимом DMN, не только стоял у истоков развития граффити-культуры в стране, но и основал творческую мастерскую «Repas workshop», активно развивающую индустрию и помогающую молодым художникам найти свой стиль. Мы поговорили с Дмитрием о тенденциях, развитии граффити и изменяющихся стереотипах общества.  

 

Начало. В юношеские годы слушал метал, можно сказать, что именно музыка сподвигла меня начать рисовать. Одной из любимых групп была Cannibal Corpse, фанател не только от звучания, но и обложек их альбомов. Начал срисовывать логотипы, в процессе понял, что надписи можно стилизовать. В школе на уроках все задние листы тетрадей разрисовывал именами одноклассников. Увидев моё увлечение, ребята посоветовали заняться граффити. Культура была совсем не развита, не было понимания, что и как делать, где можно, а где нельзя рисовать – не было этики. Приходилось всему учиться самому, методом проб и ошибок. Спустя время, на базарах начали продаваться дневники и тетрадки с граффити, на музыкальных телеканал крутились клипы, в которых можно было увидеть работы зарубежных художников.

 

Образование. Родители целиком и полностью поддерживали мой интерес, но в 17 лет встал вопрос о будущем. Дома твердили: «Ты заканчиваешь школу, пора бы определиться с профессией и учебным заведением». Естественно выбор пал на художку, с горем пополам отучился на графического дизайнера, но диплом мне так ни разу и не пригодился. Можно сказать, что это просто запасная лиана, за которую в случае чего можно зацепиться, но я ей никогда не пользовался.

Творчество – свобода действий, не стоит тратить своё время на учебу, в нынешний век многому можно научиться благодаря Интернету.

Ремесло или творчество. Понимание, что графический дизайнер из меня никакой пришло сразу, я ни дня не проработал по профессии, граффити – вот что стало основным источников дохода. Объединившись с несколькими ребятами создали организацию «САП» (Стрит-арт продакшен), в 2004 году даже открыли небольшой магазин «Сапер», где можно было приобрести краски для граффити. С этого момента начали хулиганить, в городе то и дело появлялись различные теги и рисунки с подписью “Сапер”. Спустя время надписей стало слишком много, нужно было придумывать что-то новое.

Никаких банальных решений – только арт-полет. В 2007 году я объединил молодые творческие силы, которые хотели менять городскую среду. Так и появился «Repas workshop». Над названием не пришлось много думать, просто перевернул слово «Сапер» и получилось «Репас». Собрал команду из пяти лучших граффити художников, готовых выполнить работу в любой точке Казахстана, на любых поверхностях и объектах. Наша команда специализировалась на оформлении интерьеров, фасадов, разработке логотипов, рисовании трафаретной рекламы и 3D граффити на асфальте, раньше еще проводили уроки по созданию граффити. Люди начали вандалить, засорять город всякими тегами. Хотелось одного: исправить ситуацию и научить людей создавать арт-проекты, а не просто разрисовывать стены. Всё было на энтузиазме, приходили молодые ребята с горящими глазами и говорили: «Хотим творить!». Я учил их всему, что умею сам.

Творческая мастерская. Когда только начинал своё дело не было никаких сбережений и практически все заработанные деньги вкладывал в «Repas», повезло что помещение досталось бесплатно. Раньше на этом месте была звукозаписывающая студия, знакомые отдали её мне. Теперь это наш офис, помимо художников здесь находится небольшая тату-студия. Все полки заполнены баллончиками и художественными принадлежностями – они как для личного пользования, так и на продажу.

previous arrow
next arrow
Slider

Конкуренция. Заказов поступает много, порой приходится отказываться, но я всегда предлагаю клиентам других райтеров, способных качественно выполнить работу. Рынок не такой большой, не скажу, что чувствую ярую конкуренцию. Наоборот, мы стараемся помогать другим граффити-художникам, делать совместные проекты.

Коммерческие проекты. Когда ко мне приходят люди с заказом, я предлагаю на выбор три варианта эскизов: бюджетный, чуть подороже и третий – самый навороченный. Стараюсь не делать неуместные работы, учитываю все детали: местоположение, насколько рисунок гармонирует с окружающей обстановкой, освещение и т.д. Заказы поступают совершенно разные. К нам обращаются банки, страховые компании, барбершопы и администрация города. Обычно все хотят что-то необычное, чтобы рисунок принес свежесть в интерьер, провокационных заказов почти не бывает. Несмотря на это, я считаю, что это уже большой шаг в развитии граффити, когда ты получаешь заказ от банка.

Нестандартный подход. Один из наших клиентов захотел сделать рисунок во всю стену, мы посмотрели помещение, утвердили эскиз, когда снова пришли, чтобы начать рисовать, увидели, что заказчик залил 3D пол, который никак не сочетался с граффити. Пришлось брать дело в свои руки, я предложил: «Дайте нам свободу действий, а мы гарантируем вам качественно выполненную работу». В итоге решили залить краску в огнетушитель, которую начали распылять на стены. Получилось что-то хаотичное, с чем можно было работать. Клиенты остались довольны.

Алматы наполняясь новыми граффити,
с каждым годом становится красивее и уютнее.

Дружба с клиентами. Мы прошли через разные трудности, со многими заказчиками остались в хороших отношениях, есть даже те, с кем дружим семьями, заезжаем на чай, беседуем часами. С такими людьми хочется продолжать работать, делать совместные проекты. Здесь уже дело не в финансах, главное – идея.

Известные работы. На моём счету очень много граффити, все и не упомнишь. Конечно, есть те, которые у всех на слуху, к примеру, репродукция картины «Звездная ночь» Ван Гога. На реализацию картины ушла неделя. Изначально, я не понимал, как технику Ван Гога повторить на фасаде, можно было конечно облегчить себе задачу и обрисовать по цвету или линиям, но я взял палки, валик и делал всё короткими мазками.

Стена памяти. Когда мы узнали о смерти Батырхана Шукенова, собрали вещи и отправились на место, где жил певец. Буквально за несколько часов создали портрет певца на доме, в котором музыкант жил и творил в молодости.

Минимализм. Как-то был заказ, нужно было нарисовать лошадь на белой стене. Не хотелось перегружать композицию, поэтому остановились на этапе головы. Во время работы прохожие останавливались, давали разные советы, подбадривали. Может бывают и противники таких «диванных экспертов», но лично я всегда за! В принципе, во время работы стараюсь услышать максимальное количество мнений, бывает действительно что-то стоящее, бывает, что советы так и остаются советами.

Война за арт. Иногда заказчик сам не знает, чего хочет. Ты ему предлагаешь разные варианты, утверждаешь рисунок и на конечном этапе он остается недоволен. Тут есть два выхода из ситуации: переделываешь работу или отстаиваешь свою позицию. Обычно я не сдаюсь сразу, привожу различные аргументы, стараюсь уговорить, но, если заказчик не приклонен, соглашаюсь на его условия и просто делаю свою работу.

Мы готовы выполнять проекты в любых условиях. Рисовать доводилось не только в Алматы. Как-то в Шымкенте нужно было сделать четыре фасада с изображением Великого шелкового пути. Сложность заключалась в том, что работать надо было на высотном здании, а температура воздуха превышала 50°C, просто невозможно было прикоснуться к баллонам с краской. Поднявшись на кране, столкнулись с еще одной проблемой – рядом с домами находились высоковольтные провода, одно неловкое движение и тебя уже нет в живых. Сначала хотели отказаться, но потом решили рискнуть и в итоге получились добротные рисунки. В Актау ощутили самый сильный холод, вроде бы на термометре показывало всего -4 °C, но из-за ветра и сырости продрогли до костей. Нужно было начинать рисовать, но на таком холоде невозможно даже вытащить руку из перчатки. Конечно, работа в таких условиях заняла гораздо больше времени, зато в таких условиях начинает отлично работать фантазия и появляются различные лайфхаки.

Стереотипы. Если раньше люди возмущались и говорили: «Посмотрите на них, они же вандалы!», то сегодня ситуация изменилась. Люди не так часто хотят в музеи, не все посещают театр, зато на стенах алматинских домов можно увидеть признанные во всем мире шедевры – “Девушку с жемчужной сережкой” Яна Вермеера и “Звездную ночь” Ван Гога и всё это граффити. Главное – чувствовать тонкую грань между варварством и искусством.

Вдохновение. Я побывал во многих странах и городах, насмотрелся на разные работы. Например, в Лос-Анджелес и Нью-Йорке любая поверхность пестрит изобилием рисунков во всевозможных направлениях, стены усыпаны современными «фресками», но все они не вызывают у меня «wow» эффекта. Меня больше вдохновляют невинные и чистые города. Не так давно побывал в Крыму, когда гулял по городу, заметил, что там на фасадах всего пару граффити. Вот от такого получаешь кайф, хочется переехать туда и творить.

Планы на будущее. Алматы преображается, но все изменения происходят на центральных улицах и видных местах, а если зайти в микрорайоны, то понимаешь, насколько всё серо и мрачно. Я бы хотел заняться росписью гаражей, фасадами дворов, придать “цвета” однотипным многоэтажкам. Новые красивые здания меня не привлекают, больше нравятся постройки времен СССР, на их облицовку лучше ложится краска. Мама часто говорит: «Дима, возьмись ты уже за ум, будет тебе 50 лет и что ты, всё также будешь скакать по своим крышам?». Мне остаётся лишь с улыбкой кивать головой.

 

 

Ответить

Your email address will not be published.